МЕСТОРОЖДЕНИЯ ТОПАЗА В РОССИИ

Топаз приурочен по преимуществу к пегматитовым жилам и к пневма-толитическим процессам в гранитах, и потому заранее можно было бы наметить области его распространения в России. Парагенетпчески он тесно связан с бериллом, однако распространение последнего в России значительно шире; мы знаем много таких пегматитовых областей, в которых обилен берилл, а топаз отсутствует (например, Алтай). Берилл (особенно его желтая разность) приурочен к более ранним процессам кристаллизации, тогда как топаз связан исключительно с чисто нневматолитической фазой всего процесса.
1 К старым литературным указаниям на нахождение топаза приходится относиться с большой осторожностью, так как обычно под этим наименованием подразумевался кварц п «дымчатый топаз». Так. имеется указание на нахождение «топазов» в Каркаралинском уезде Семипалатинской обл., где была сделана заявка и добывались топазы (по всей вероятности — горные хрустали) в восточной стороне горы Куу, между логом Аркалык и ключом Карачаловым, в 100 верстах к востоку от Кар-каралинска, а также в уроч. Джанантас, в 80 верстах к западу от Каркаралинска. См Э. А. К о в с р с к и й. О геодезических работах Сибирского пути. СПб., 1896, 27.
За исключением богатейших областей Урала и Восточного Забайкалья, топаз встречается лишь в немногих местах1. Он известен в миаролитовых пустотах в руднике Питкяранта в Выборгской губ. В качестве минералогических находок топаз попадался в пегматитах Волыни и Киевской губ. (например, Каменный Брод Радомысльского уезда). В Киевской губ., в Городище по р. Олыпанке, топаз випно-желтого цвета величиной до 2 см был отмечен в граните, на контакте его с лабрадоритом (Феофилактов), хотя исследования В. Лучицкого не подтвердили этой находки. В Ж и то м и р с к ом уезде Волынской губ. найден большой кусок топаза в с. Краевщине, на вспаханном поле колонии Остроиь. Половина его была бесцветна, другая — нежно-голубого тона. Нет оснований сомневаться в правильности этой находки, так как кусок был найден в поле вместе с дымчатыми кварцами и полевыми шпатами, т. е. в верхних частях разрушенной пегматитовой жилы. Однако мощный слой наносов до сих пор не позволил разведать эту жилу.
Ни Крым, ни Кавказ, ни Туркестан не дают нам указаний на топаз; совершенно отсутствует он и в Саянских хребтах, а также на Алтае; в области Салаира, на берегу р. Мрассы, близ Спасского прииска в Томской губ., П. Еремеев указывал на друзы в граните с буровато-розовым турмалином и бесцветным топазом.
Топазы не встречены ни на севере Сибири, ни па ее восточных окраинах.
УРАЛ
На Урале число известных месторождений топаза значительно меньше, чем берилла. Они известны в следующих районах:
1. Мурзинский район (и Южакова).
2. Липовские копи, Шайтанка.
3. Изумрудные копи.
4. Ильменские горы.
5. Кочкарские золотоносные россыпи по р. Санарке.
По данным Н. Чупина (1877 г.), аквамарин и тяжеловес встречались в горах Кобыльи Ребра (на тракте из Кушвы в Серебрянский завод в Гороблагодатском округе); это указание, подтвержденное опытным минералогом Нейбергом, заставляет обратить внимание на этот район.
Мурзинки
Трудно сказать, когда здесь был найден первый настоящий тяжеловес. По-видимому, лишь в 80-х годах XVIII в. на основании подмеченного рабочими более высокого удельного веса стали выделять топазы. Если в 1786 г. об этих топазах говорили еще осторожно, как о новинке, то уже в 90-х годах слава о «сибирском топазе» была широко разнесена по Европе, и Герман в 1791 г. мог с гордостью писать об этом новом уральском камне, отличающемся большим блеском и иногда по цвету похожем на аквамарин.
Копи, дававшие топазы, в Мурзинском районе немногочисленны и вообще известны лишь в северной части, группируясь около Алабашки, у самой Мурзинки и у дер. Южаковой (Корниловой) В первом районе знамениты своими топазами копи р. Крутой (№ 2, 3, 4) 2, но особенно — ряд богатейших копей по правому берегу Алабашки (Голодный лог № 6, Тяжеловесница № 7, Междудорожница № 10 и, наконец, знаменитая Мокруша). Во втором районе мне известны топазы лишь из добыч П. Овчинникова в 80-х годах по р. Кривой. В Южаковском районе в те же годы с огромным успехом работалась богатейшая копь Золотуха № 68 и в малом количестве давала топазы копь Чернуха № 72. В этом районе изредка попадались и «гали» тяжеловеса — в Корниловой логу и в наносах р. Алабашки. Кристаллы из ям около дер. Южаковой несколько напоминают ильменские и относятся главным образом к описываемому ниже второму типу.
1 По типу к ним очень близки, но редки топазы из Окуловой ямы близ Шайтанки, см. ниже, стр. 80.
Кристаллы топаза из Мурзинских копей поражают своей чистотой и тоном. Цвет их обычно голубоватый, изредка с зеленоватым или желтоватым оттенком, нередко камни совершенно бесцветны или окрашены в слабый розовато-желтый тон. Обычно они совершенно прозрачны, но иногда попадаются и мутные экземпляры, трещиноватые и с включениями; это относится преимущественно к большим камням. В противоположность топазам Ильменских гор, здесь топазы обычно прирастают нижним концом к породе, вследствие чего очень (редко бывают двуконечными. От ильменских опи также отличаются и простыми кристаллографическими очертаниями, меньшим богатством форм и, наконец, резко выраженными явлениями растворения, столь типичпыми особенно для топазов окрестностей Шайтапки (см. ниже).
С кристаллографической точки зрения мурзинские топазы можно разбить на четыре самостоятельных типа.
Тип I. С почти кубической формой. Цвет обычно синеватый. Сильно развитый базопинакоид, почти квадратная призма I и сильно развитая дома у с другими более редкими и слаборазвитыми формами. К этому типу относится большинство крупных кристаллов.
Тип II. Внешний облик гексагонален из-за преобладания призмы М, базопинакоид сильно сужен рядами пирамид основного ряда. Этот тип богат гранями и иногда сходен с ильменскими топазами.
Тип III. Этот тип представляет собой как бы обсосанные кристаллы — формы растворения кристаллов типа П. Они бесцветпы, редко достигают в длину 2 см, обычно прикреплены к породе боковыми гранями и нередко встречаются вместе с бериллами.
Тип IV. Небольшие кристаллы, не свыше 2 см, представляющие видоизмененные кристаллы типа I,— в них преобладает дома у взамен исчезающего базопинакоида. Бесцветные, реже голубоватые кристаллы этого типа похожи на конверты и приурочены обычно к массе мелкокристаллического лепидолита, называемого в Мурзинке «кипелкой».
Величина кристаллов мурзинского топаза весьма разнообразна, причем среди них известны и гиганты: так, уже Н. Кокшаров описывал огромные кристаллы топазов из Музея Горпого института, весом до 14 фунтов. На Мокруше был добыт зимой 1910—1911 г. и изучен мною гигантский кристалл. Он был обнаружен в копи С. Южакова и Холкина вместе с кристаллами дымчатого кварца величиной до 12 вершков и нолевого шпата в 1 аршин. Сам топаз, находившийся в пустоте, при добыче был разбит рабочими па большое количество кусков, весящих вместе 1 пуд 28 фунтов и хорошо складывающихся в большой кристалл типа I. Цвет его велоноозато-серый, он малопрозрачен и вообще с внешней стороны непривлекателен. Обломки нижней части кристалла утеряны, так что очевидно, вес его превышал 2 пуда; в 1911 г. владелец камня С. Южаков пенил его в 4 тыс. руб., но в 1913 г. дешевле чем за 10 тыс. руб. его не уступал.
Красота, чистота и нежность тонов мурзипских топазов пе поддаются описанию: надо посетить богатейшее собрание Горпого института или Минералогического музея Академии наук, чтобы оценить эти перлы природы, с которыми не может сравниться ни один камень в мире.
Липовспие копи и Шайтанпа
Здесь в качестве минералогической редкости известны отдельные зеленовато-синие кристаллы, без ясных очертаний, в массе лепидолита и «скаполита»; по характеру строения они напоминают «сырцы» Ильменских гор.
Известны топазы около Шайтанки, в Окуловой яме, лежащей в 1 версте к востоку от дер. Шайтапки и по своему типу вполне отвечающей топазам копей Алабашки или Южаковой. Кристаллы этой копи вообще сходны с топазами более северных районов Мурзинской полосы, отличаются водяно-прозрачностью и развитием боковых дом, особенно /, что вместе с сильной разъеденностью некоторых из них составляет главные отличительные черты этих, в общем довольно редких, шайтанских топазов.
Южный район Мурзинской области — турмалиновые ямы Шайтанки и берилловые копи Адуя — совершенно лишены топаза.
Изумрудные копа
Впервые в 1900 г. был встречен винно-желтый топаз, неправильных очертаний до 3 см длины, в Люблинском прииске (Драверт, 1904). После этого было сделано еще несколько отдельных находок, имеющих чисто минералогический интерес. Кристаллы, без определенных кристаллографических граней, были окружены слюдяным сланцем.
Ильменские горы
Топазы открыты были здесь казаком Прутовым еще в конце XVIII в., при поисках Раздеришина, и с тех пор составляли гордость Южного Урала; некоторые камни, бесцветные или слабоголубоватые, ценились до 3 тыс. руб., а вес их достигал 10 фунтов. Однако вообще для Ильменских гор типичны маленькие камни, чаще не больше 1 см длиной. По внешним признакам здесь можно различить два типа топазов: свободные кристаллики, сидящие на поверхности пустот и трещин, или же большие кристаллы, так называемые «сырцы», которые внедрены в массу жильного кварца. Встречаются они в жилах кварцевого гранита (преимущественно широтного направления), богатого альбитом и амазонским камнем и прорезающего гнейсы Приильменской полосы.
Гнезда, содержащие топаз, достигают 1 аршина в диаметре; стенки их покрыты горным хрусталем, слюдой и полевым шпатом. Полость гнезда заполнена либо белой, желто-белой или красноватой глиной, либо мягким салообразпым веществом, в котором иногда лежат свободные кристаллы топаза. Как выше отмечено, самые большие кристаллы относятся к типу сырцов и вследствие трещиноватости или даже рассыпчатости не имеют никакого практического значения. Обычно они бесцветны, реже окрашены в светло-голубоватый цвет.
Первые описания этих находок настолько характерны, что я привожу выдержки из донесений И. Лисенко за 1834 г.:
«Первоначальное открытие месторождений белого топаза, или тяжеловеса, в дачах Миасского завода сделано в то время, когда производились Раздеришиным поиски цветных камней в местах, лежащих между Чебаркульскою крепостью и Миас-ским заводом. Открытие сие сделано казаком помянутой крепости Прутовым, отчего и самая копь получила название Прутовской. Не знаем, были ли добыты из сей копи тяжеловесы значительной величины, но известно только то, что оных было добыто большое количество.
Тяжеловесы заключаются обыкновенно в пустотах, представляя частью отдельные, частью на породе сидящие кристаллы. Сии пустоты бывают наполнены желто-белым, на ощупь жирным веществом (по здешнему — салом), которое твердеет на воздухе и, кажется, произошло из полевг.го шпата, кристаллы коего иногда в нем замечаются. Гнезда, заключавшие в себе огромные тяжеловесы в Кочевской яме, находились обыкновенно в породе рыхлой, будучи предшествуемы большими, но совершенно разрушенными кристаллами тяжеловеса. Самые большие из найденных здесь тяжеловесов весили от 2 до 3, '5, 7, даже 9 фунтов. Они были цветов белых, желтых и голубых (редко), встречались и союзные, т. е. такие, коих одна половина была белая, а другая — голубая.
Если жильная порода мало содержит зеленого полевого шпата, делаясь, как ?здесь называют ее, пестряком, то надежда к открытию тяжеловесов совершенно исчезает, и самая жила вскоре после сего выклинивается».
Однако уже в 1834 г., когда писались эти строки, главные месторождения — знаменитые копи Прутовская, Кочевская и Трубеевская — были выработаны. Период главнейших добыч относится к концу 20-х годов, когда около 1824 г. А. Кочев открыл копи, названные его именем и давшие богатый и прекрасный материал. Новый расцвет добычи, хотя и кратковременный, начался в 1835 г. в связи с открытием Блюмовской топазовой копи.
Топазы в Ильменских горах встречаются исключительно в пегматитовых жилах гранито-гнейсовой полосы и'сопровождаются бериллом, фенакитом, альбитом, амазонитом, дымчатым кварцем, малаконом, колумбитом и другими, более редкими минералами. В качестве частых включений, иногда закономерно расположенных, приходится отметить иглы черного шерла.
Количество копей, в которых встречался топаз, очень велико; они группируются в следующие главнейшие районы:
I. Восточные копи — Лобачевские (81—88) 2.
II. Полоса копей вдоль Косой горы, от Ильменского озера до болота,
начинающаяся на юге с Прутовской копи (84), у Чебаркульской дороги,
и кончающаяся знаменитой Блюмовской копью (50).
III. Северные отроги Косой горы, имеющие гораздо меньшее значение и представленные немногими сильно разбросанными копями.
Привожу список копей с топазом в порядке их номеров по карте Ильменских гор Д. С. Белянкина, причем на эту карту нанесены лишь главнейшие копи:
27. Аквамариновая копь Стрижова — плохие кристаллики.
34. Копь без наименования — плохие кристаллики.
35. Аквамариновая копь Романовского — плохие сырцы, непрозрачные. 38. Топазовая конь Стрижова — небольшие прозрачные кристаллы. 79. Аквамариновая конь Романовского — топазы до 1 вершка.
81—83, 85, 86, 88 — Лобачевские копи, давшие с открытия в 1866 г. много сырца и великолепных камней.
87. Новая конь Мельникова — мелкие топазы.
50. Блюмовская копь, открытая в 1835 г.,— великолепные топазы до 1 фунта весом.
52. Топазовая копь Романовского — хорошие мелкие кристаллики. 541 Топазовая и аквамариновая кони Стрижова — прекрасные кри-55/ сталлы до У4 фунта, исключительной чистоты.
58. Аквамариновая копь Гасберга — большие, но плохие кристаллы.
59. Топазово-фенакитовая копь Гасберга — чистые небольшие топазы.
60. Точильная копь — превосходные топазы.
61. Аквамариновая копь Гасберга с соседней № 62 пирофизалито-
вой — большие сырцы.
69. Топазово-криолитовая копь и соседняя копь Грамматчикова —
небольшие топазы.
70. Трубеевская копь.
71. Кочевская копь, открытая около 1824 г.,—* великолепные топазы
в большом количестве.
74. Прутовская копь, первая копь, открытая в конце 70-х годов XVIII в.— мелкие топазы.
89. Топазовая копь Романовского.
96. Топазовая копь Лизеля — хорошие кристаллы.
1 Подробное описание этих жил дается в главе об Ильменских горах, во втором томе.
2 Номера см. по карте Д. С. Белянкина — фиг. 15, стр. 426—427.
III. Первая копь на Косой горе.
Кочпарские золотоносные россыпи по р. Санарке
Розово-фиолетовые топазы р. Каменки составляют одну из наибольших достопримечательностей Южного Урала как по красоте, густоте и разнообразию тонов, так и по чистоте и прозрачности. Первые их находки были сделаны еще в 1853 г. в знаменитых Бакакинских россыпях, особенно в Каменно-Павловском прииске и в меньшей степени на Юль-евском (151) 1 и Пророко-Ильинском (170) !, причем в последнем, равно как и в Каменно-Павловском, наблюдались разрушенные верха кварцевых жил с топазами, хромтурмалином и хромовой слюдой; жилы эти проходили в доломите и известняке, а не в самом граните, как это раньте предполагалось. Цвет топазов розовый до густо-красного или фиолетового, изредка винно-желтый; иногда встречаются бесцветные.
Любопытно отметить, что в общем кристаллы очень мало окатаны, образованы весьма блестящими гранями и по форме и характеру совершенно напоминают винно-желтые топазы Бразилии. Величина их изредка достигает 4 см, а прозрачность иногда бывает столь же высокой, как у лучших топазов Ильменских гор. Ныне, с выработкой золота, добыча этих камней почти совершенно прекратилась.
На рынке камня в Екатеринбурге одно время каменские топазы назывались «оренбургскими»; под этим названием продавались также светлые обожженные розоватые камни из Бразилии.
ЗАБАЙКАЛЬЕ
Месторождения Адун-Чолона и Куку-Сыркена были известны еще с 1723 г. и о них совершенно определенно говорили и И. Георги в 1775 г., и П. Паллас в 1773 г. В записках А. Карамышева, бывшего в Забайкалье в 1762—1769 гг., упоминается тяжеловес горы Тут-Халтуй (очевидно, Шерловой горы). Главное внимание обратили на себя топазы Ворщовоч-ного кряяга, открытые намного позднее (около 1831 г.) и давшие совершенно исключительный материал в 1838—1855 гг. С этого времени течение р. Урульги сделалось знаменитым и название «урульгинские» стало широко применяться к камням всех месторождений этого кряжа.
Топазы Борщовочного кряжа замечательны своими гигантскими размерами. Самый крупный кристалл (образец Горного института) найден в 1840 г. в горе Дорогой утес, близ Ново-Троицкой слободы, и имеет 19 см в длину и 21 см в поперечнике; он грязного винно-желтого цвета, весит 31 фунт 74 золотника, образован довольно несовершенно, покрыт весьма сложными фигурами разъедания и просвечивает. Это один из крупнейших топазов, тем более что представляет собой только лишь обломок кристалла. Второй подобный кристалл найден там же не позднее декабря 1845 г., весит 26 фунтов, размер его поперечников 16 и 13 см. Цвет неоднородный, так как ниятяя часть белая, далее дымчато-бурая, а головка полупрозрачна и отличается плеохроизмом в медово-желтых и дымчатых тонах.
Третий крупный кристалл был добыт в 1859 г. по р. Урульге и поднесен Александру II М. Бутиным. Этот кристалл весил 25 фунтов 7 золотников, имел густой винно-желтый цвет, а длина его достигала 64 вершков.
1 Номера см. ого карте (фит. 16, стр. 430—431).
Открытие знаменитых месторождений по Урульге началось с нахождения крупных кристаллов; так, Г. Пермикин в своих рукописных заметках указывал, что в 1839 г. крестьянин Сверкунов первый нашел в утесе, стоящем при вершине р. Правой Пешковой, два кристалла, один в
24 фунта, а другой в 27 фунтов, причем последний был чистой воды и продан за 1000 руб. ассигнациями Кандинскому.
Однако не одна величина кристаллов Забайкалья привлекает внимание любителей камней, минералогов и ювелиров; для некоторых из них приходится отметить совершенно исключительную чистоту и прозрачность, а также глубину и приятность окраски. Чисто голубые кристаллы в этой области очень редки, более обычны камни цвета от светлого винного до густого буровато-желтого, красивого, но весьма непрочного тона. Очень характерно для кристаллов Борщовочного кряжа зонарное окрашивание, при котором, если смотреть на камень по оси у, он кажется голубоватым, по оси х — розово-буроватым. Это явление, обычно неправильно приписываемое плеохроизму, объясняется тем, что части кристалла но концам оси х окрашены в довольно густой винно-бурый тон, тогда как центральная часть кристалла бесцветна или слабоголубовата. Однако большинство нерчинских топазов сильно трещиновато, имеет много включений и потому не представляет практического значения; это особенно относится к богатейшим месторождениям Шерловой горы, где встречаются головки кристаллов совершенно молочного цвета — «коньи зубы».
Топазы в Забайкалье, подобно бериллу, приурочены или к типичным гранитным пегматитам (Борщовочный кряж, Куку-Серкеп), или к своеобразным кварцеватым породам тина грейзена (Шерлова гора). И в том и в другом случае топазы сопровождаются бериллами и плавиковым шпатом, а в нервом — еще турмалинами.
Ниже я привожу список
главнейших мест находок топазов в Забайкалье но всем трем районам: Борщовочному кряжу (урульгинские топазы), Куку-Серкену и Шерловой горе. Топазы первых двух районов весьма сходны между собой и по внешним признакам трудно отличимы друг от друга. Они дали много ювелирного материала. Кристаллы ТПерлоной горы (адунчолопскис топазы)
В. Титов в письме к Н. Кокшарову в 1855 г., т. с. в самый разгар разработки этого района, дал превосходную сводку главнейших топазовых копой по пяти группам:
а) В 20 верстах от устья р. Урульги, в горе Боец у рч. Конги,— свет-
ло-желтые кристаллы.
б) В горе Семеновской, в верховьях пади Семеновой, впадающей в
Унду,— неправильные, иногда совершенно прозрачные кристаллы густой
винно-бурой окраски, частью бесцветные. В горе Тулун — бесцветные
идеально прозрачные кристаллы.
в) В Кибиревой горе — ряд разработок, давших большие кристаллы,
расположенных на ундинском склоне Борщовочного хребта, недалеко от
Ново-Троицких промыслов. Особенно интересны — Дорогой утес (Чере-
муховая гора), Сухолесская гора с белыми и желтыми топазами, Обусин-
ская гора с голубоватыми кристаллами, горы Стрелка и Солонечная со
светло-желтыми кристаллами.
г) В районе дер. Лесковой, в горах Борковской и Вороньей (в 6 вер-
стах к северо-западу от Казаковского золотого прииска),— бесцветные
и желтые топазы.
д) Пегматитовые яшлы у дер. Бянкиной, ниже Нерчинска, где тоже
спорадически и в небольших количествах были встречены топаз и бе-
рилл.
Хребет Соктуи
Этот хребет, представляющий северо-восточное продолжение Адун Чолонской цепи, содержит ряд месторождений, бедных топазом, но интересных в генетическом отношении. Таковы ямы в верховьях р. То-готуй и у с. Бырки, у Малого Соктуя, с розовато-желтыми топазами. К этой же группе жил относится и описываемое П. Сущинским вольфра-митовое месторождение Тут-Халтуйского Алтана в 15 верстах к северу от пос. Хадабулак, где тоже были встречены топазы в небольших количествах. В том и другом случае мы имеем дело с породами, аналогичными породам Шерловой горы,— с пневматолитическими массами мелкого топаза, образующего сплошные скопления.
В 1847 г. М. Портнягин открыл здесь великолепный винно-желтый топаз вместе с дымчатым кварцем и полевым шпатом в друзах в письменном граните, очень напоминавшем гранит Шайтанки. Месторождение находилось в верховьях р. Соктуй, в 40 верстах от Шерловой горы, но точное место его неизвестно вследствие непахождения в архиве Екатеринбургской гранильной фабрики карт Портнягина.
Шерлова гора
Топазы Шерловой горы, обычно называемой неправильно Адун-Чо-лоном, с практической точки зрения мало ценны; для них характерны трещиноватость, обилие включений, неясность окраски, то голубовато-зеленой, то серовато-желтой. Весьма вероятно, что топазово-кварцевая порода могла бы применяться как шлифовальный материал.
Наиболее типичными спутниками топаза являются: аквамарин, дымчатый кварц, плавиковый шпат и глинистое вещество типа каменного мозга. Характерная черта топазов Шерловой горы заключается в их тесном срастании с указанными выше минералами и в прорастании ими; в противоположность топазам пегматитовых жил, они встречаются не поодиночке, а целыми сплошными друзами на тоназово-кварцевой породе. Детальные исследования П. Сущинского в 1914—1916 гг. показали, что главное количество топаза встречается на седловине Шерловой горы, где он образует своеобразную топазовую породу в форме прояшлок, мощностью около 'Л аршина, в граните.
Адун-Чолон
Копи Адун-Чолона лежат к юго-западу от Шерловой горы и более бедны топазом, чем последняя. Здесь он встречается в виде редких кристаллов среди полевых шпатов, турмалина, плавика и дымчатого кварца.
Куку-Серкен
Этот хребет, лежащий юго-западнее Адун-Чолона, богат драгоценными камнями; однако отдаленность от путей сообщения мешала его разработке, вследствие чего сравнительно мало камней попало на рынок. Н. Кокшаров указывал, что кристаллы топаза достигали иногда значительной величины, отличались простотой форм, но часто были трещиноваты, мутны, с грязноватой желтой окраской.
По сообщению В. Титова, здесь известны месторождения: Куку-Серкен — голубые, Нарин-Кундуй — винно-желтые и белые, Урту-Кун-дуй — голубые и бледно-желтые, Чиндагатай — винно-желтые, Уртуй-Ундур и Уртуй-Нагитуй — бесцветные топазы.
Внешне они с трудом отличаются от борщовочных, хотя Титов дает им следующую характеристику:
«Тяжеловесы попадаются неправильными массьми, как бы налившимися в пустоты и не успевшими скристаллизоваться, что происходит от множества чрезвычайно мелких, неправильных кристаллов, параллельно сросшихся, отчего масса топаза очень легко раскалывается по направлению сростков; цвета тяжеловеса: голубой, винно-желтый и белый; иногда соединяются и образуют союзные красивые экземпляры. Кристаллы более или менее правильные, чистой воды, с блестящими поверхностями, но редко бывают большие. Винно-желтый и голубой тяжеловесы при огранении принимают высокую полировку и первый не уступает бразильскому тяжеловесу; бесцветный же тяжеловес, хотя весьма редко, но, будучи огранен, иногда подходит к игре бриллианта. Этих отличий нет нигде в других местах и поэтому топазы и аквамарины Кукусыркена легко отличаются от всех других».


Посмотреть сертификат исо 9000, стандарты




Материалы

Яндекс.Метрика