Наука средней буржуазии и народе

В течение многих лет науке предстояло оставаться монополией избранной части средней буржуазии, известной в Европе как либеральная интеллигенция, и она неизбежно продолжала носить ограниченный и окрашенный мировоззрением этого класса характер. В середине XIX века его представители не считали выгодность чем - то зазорным. Они были заинтересованы в поддержке мощного развития промышленности своего времени. Они твердо верили в неизбежность прогресса, однако отказывались от всякой ответственности за какие - либо неприятные и опасные его последствия. Тем не менее, хотя они и имели успехи в смысле роста богатства и власти, их относительный политический и экономический статус упал. Могущество промышленности и финансов росло гораздо быстрее, чем наука. В то время как в XVI11 веке ведущие ученые были вхожи в дома промышленных тузов и могли жениться на их дочерях, в XIX веке лишь сравнительно немногие из них были в состоянии, или серьезно желали, достичь богатства и власти.
В самом деле, при всем прогрессе и распространении науки в XIX веке ей удавалось только случайно проникать за пределы круга средней буржуазии — либо подниматься в сферу высших слоев общества, либо опускаться в гущу народных масс. Усилия графа Румфорда в конце XVIII века, имевшие целью учреждение института для подготовки механиков, вылились через несколько лет в основание Королевского института для научного развлечения аристократии и дворянства и только случайно — также и в создание великолепной научно - исследовательской лаборатории. Другие институты, созданные для подготовки, механиков, в частности институт, основанный в 1823 году в Лондонском Сити,, из которого предстояло вырасти Биркбек - колледжу, имели, большие успехи в достижении своей цели. Однако эти институты и лекции таких, выдающихся ученых, как Томас Генри Гексли, читавшиеся для усовершенствования знаний представителей «низшего сословия», затрагивали только незначительную часть нового класса трудящихся, вызванного к жизни промышленной революцией. Что касается технического образования, то его в Англии, этой родине механизированной промышленности, вплоть до XX века почти не существовало. Те, кто не прибегал или не мог прибегнуть к «самодеятельности», как к способу проникновения в ряды средней буржуазии, были склонны вообще смотреть на науку и технические новшества как на средство снижения заработной платы и создания безработицы.
Мечта о том, что новые силы науки дадут рабочему классу возможность избавиться от угнетавшей его системы капитализма, наметившаяся в самых первых экспериментах в этой области, проведенных Робертом Оуэном, была впервые отчетливо сформулирована Марксом в «Манифесте Коммунистической, партии», а позднее разработана им в «Капитале». Однако все значение этого - учения должно было проявиться только в следующем столетии.







Материалы

Яндекс.Метрика